ВЛАДИМИР ПЕТРОВ. Браво, маэстро!

Пожалуй, нет на Земле человека, который был бы равнодушен к музыке — тончайшей материи, сотканной из наших чувств и воспоминаний. Но всю глубину ее таинства может постичь лишь тот, кто сам хоть раз ощущал в душе огонь и потребность говорить с людьми на языке звуков.

Перейдите по ссылке Знаменитые люди Чувашии и узнайте о них.

Звуков ночного города и первого осеннего дождя, цветущего сада и звездного июльского неба… Это высшее искусство даровано лишь избранным, чей смысл жизни — создавать прекрасное и нести его окружающим. К категории таких людей принадлежит и Владимир Петров, виртуозный музыкант-саксофонист, «Золотой саксофон» Чувашской Республики, руководитель ансамбля саксофонов и оркестра «SaxBand».
Владимир Петров
В Чувашии давно знают и любят талантливого музыканта. Его концерты проходят с неизменным аншлагом и всегда имеют грандиозный успех. Об аранжировке исполненных им композиций спорят критики, а зрители внимают, затаив дыхание: его игра покоряет с первых аккордов и навсегда.

Чарующие звуки «золотого» саксофона, подобно человеческому голосу, выражают целую гамму чувств и эмоций: от безграничной грусти до бурного веселья, поражая яркостью и глубиной звучания. Его хочется слушать снова и снова и, быть может, поэтому Владимир — самый желанный гость всех светских мероприятий, корпоративных торжеств и семейных праздников. Он популярен не только в республике, но и за ее пределами. Но вопреки всему интеллигентный, обаятельный и очень приветливый саксофонист не подвержен звездной болезни, в нем нет высокомерия и надменности и с ним чрезвычайно легко и радостно общаться.

— Владимир, каждый человек рождается талантливым, хотя порой талант многих людей так и остается тайной. Как рано проявились ваши способности к творчеству?
— Мой интерес к искусству, музыке проявился еще в раннем детстве, когда мне было лет шесть. Тогда впервые мама отвела меня в музыкальную школу. Там уже училась моя старшая сестра — по классу аккордеона. Я же, решив, что одной гармоники в нашей семье будет достаточно, выбрал другое направление — фортепиано.

Со всеми вступительными заданиями справился на «отлично», но по итогам конкурса все же не прошел: мне предложили немного подрасти и прийти через год. Однако вторая моя встреча с музыкальной альма-матер состоялась только спустя три года.

На фортепиано я уже не проходил по возрасту — мне предложили на выбор другие инструменты, среди которых я предпочел… виолончель. Это был малознакомый мне музыкальный инструмент, поэтому я выбрал именно его: безумно хотелось научиться чему-то новому и неизведанному.

Но мой пыл и страсть к обучению были недолгими — жесткая постановка пальцев и игра «через боль» ослабили мое рвение. Я ушел из музыкальной школы, не доучившись до выпускного класса. Но любовь к музыке во мне не угасла. Зная нотную грамоту, я пробовал сочинять свои собственные произведения и поддержал идею учителя музыки организовать школьный ансамбль.

С четырьмя классами музыкальной школы я обучил четырех одноклассников игре на гитаре, бас-гитаре и клавишах, моим инструментом был синтезатор. Играли мы популярный в то время репертуар: инструментальные пьесы и песни. Тогда же впервые был представлен на публику мой первый самостоятельный опус — на одном из торжественных мероприятий наш ансамбль исполнил песню об учителях, музыку для которой написал я.

— Как случилось, что для выражения своего таланта из множества музыкальных инструментов вы выбрали именно саксофон, а не рояль и не виолончель?
— Я рос обычным мальчишкой, любил играть со сверстниками в «войнушки», занимался легкой атлетикой, плаванием и мечтал научиться танцевать… Хотелось попробовать свои силы во всем, что было мне интересно. И поначалу музыка была всего лишь одним из видов моего хобби, но наиболее любимым.

Однако я даже не задумывался о карьере музыканта. Поэтому мое решение после восьмого класса школы уехать в Москву поступать в Гнесинское музыкальное училище стало большой неожиданностью для родителей и друзей. Просто однажды я увидел клип голландской саксофонистки Кэнди Далфер с ее знаменитой композицией «Lily was here», где играют в перекличке гитара и саксофон.

Ее выступление настолько поразило меня, что я загорелся идеей непременно научиться играть на саксофоне. Но первый же вопрос, заданный в Гнесинке, меня озадачил: «Ты на чем играешь: на альтушке или на теноре?» Тогда я даже не догадывался, что в Москву приезжают люди со всей России уже умеющие играть на саксофоне. Я до этого момента его даже в руках не держал и приехал в училище с одой только целью: «Научите меня!»

Вернувшись в Чебоксары, я случайно узнал, что в музыкальном училище известный кларнетист Владимир Николаев набирает учеников в класс саксофона. В годы учебы в училище у меня завязалась крепкая дружба с хорошо известными ныне саксофонистами Олегом Касимовым и Алексеем Николаевым, сыном моего преподавателя.

На первых курсах мы вместе играли в диксиленде училища, импровизировали на разные темы и сочиняли свои произведения. Тогда же у меня родилась идея создать свой собственный джаз-бэнд. И на третьем курсе я осуществил свою задумку: в созданном мной джазовом ансамбле играли студенты музыкального училища, а я был первым саксофонистом.

Выступая на улице, мероприятиях и фестивалях городского уровня, мной был наработан музыкальный материал, который впоследствии лег в основу моего джазового репертуара. Учась на последних курсах, я любил посещать класс композиции известного композитора Людмилы Новоселовой.

Этот предмет не входил в мою систему обучения, но я посещал эти занятия по зову души: знания, полученные там, очень пригодились мне в творческой деятельности. Я был первым дипломированным специалистом, закончившим наше музыкальное училище по классу саксофон.

Уже потом, в Казанской государственной консерватории, которую я окончил экстерном и получил диплом «с отличием», я создал свой первый квартет саксофонов, участниками которого в основном исполнялись произведения известных авторов, но в то время я работал и над своими сочинениями, откладывая их до лучших времен (улыбается).

Тогда я жил сразу на два города: параллельно с учебой в Казани я преподавал сразу в четырех чебоксарских музыкальных школах уроки игры на саксофоне. Но вскоре жажда новых знаний привела меня на юридический факультет Московского университета потребкооперации, где, проучившись заочно пять лет, я получил диплом, который мне так и не пригодился (смеется).

В связи с нехваткой времени мне пришлось из четырех музыкальных школ выбрать только одну — я остался преподавать в Школе искусств №3. Однажды в ней был объявлен музыкальный конкурс на создание гимна школы. Я стал одним из лауреатов: свои собственные стихи положил на музыку.

Это произведение и стало лучшим на конкурсе — за него я получил свой самый серьезный первый творческий гонорар. Сейчас, работая в Школе искусств, я преподаю класс саксофона и руковожу эстрадно-духовым оркестром в музыкальном училище.

Из своих учеников я не леплю профессиональных музыкантов, я просто прививаю им любовь к музыке. Буду рад, если и через несколько лет, придя домой, они достанут саксофон и сыграют всего лишь три-четыре ноты — свою задачу я буду считать выполненной.

— Совместить хобби и профессию мечтают многие. Но вы смогли сделать большее — любимое дело превратили в бизнес. Как вам это удалось?
— Однажды друзья пригласили меня на торжество — к своему подарку я добавил музыкальное поздравление, после исполнения которого услышал вопрос: «Почему ты не выступаешь сольно в качестве музыканта-саксофониста?» И тогда в моей жизни появился джаз-клуб «Удача»: вместе с двумя гитаристами я работал на сцене клуба и получал доход, дополнительный к моей зарплате педагога.

Было тяжело, но безумно интересно — работа приносила мне радость и хорошие деньги: новое направление в музыке публика принимала «на ура». Потом были триумфальные концерты с группой «Диво» — саксофон и рок оказались вполне совместимыми понятиями (улыбается).Сейчас один из моих творческих проектов связан с хорошо известной в Чебоксарах группой «Река времени».

— Помните тот момент, когда вы проснулись знаменитым?
— В музыкальном бизнесе, как, впрочем, и в любом другом, сначала ты работаешь на имя, а потом имя работает на тебя. Примерно лет через пять после начала моей концертной деятельности меня все чаще стали узнавать в городе, посыпались приглашения выступить на светских мероприятиях, частных торжествах.

Саксофон стремительно приобретал в нашем городе популярность, и до недавнего времени мое имя ассоциировалось с этим инструментом. В телефонных списках многих клиентов меня так и записывали: «Володя Сакс» (смеется). Сейчас, помимо моей основной творчееской деятельности, я тесно сотрудничаю с Агентством Настроения Holiday Art, занимающимся комплексной организацией торжественных мероприятий любого масштаба и степени сложности.

Мне идейно близок девиз этой компании — «Праздник как искусство». Я творческий человек, профессионал, и знаю, как можно музыкой, ее интонациями, темпом и настроением воскресить в памяти то, что уже прошло, или разбудить чувства, которых, казалось бы, и нет: сыграть романтические мелодии для влюбленных, джазовые композиции — для знатоков, или просто открыть свой любимый инструмент для тех, кто слышит его впервые.

— На какой разновидности саксофона вы играете сейчас?
У меня семь саксофонов разных размеров и форм: два сопрано, два альта, два тенора и баритон. Многие из инструментов имеют богатую историю, как, например, саксофон американской компании Conn, 1914 года выпуска. На нем когда-то играл легендарный Олег Лундстрем. Я приобрел саксофон в Казани у одного из членов его коллектива. Но чаще всего я играю на альт-саксофоне Selmer — на сегодняшний эта марка считается лучшей в мире.

— Вы посвятили свою жизнь саксофону. Чем стал он для вас?
— Он — часть меня, часть моего тела, моей души. Это моя жизнь. Саксофон — очень разноплановый музыкальный инструмент. Его любят все, но мало кто знает о его богатейших выразительных возможностях. У многих людей он ассоциируется только с джазовой, эстрадной музыкой, но для меня он — универсальный инструмент: его широкая звуковая палитра благодаря многообразию тембровых оттенков позволяет играть и джаз, и классику, и клубные варианты музыкальных произведений, например, рок, хаус, реп, фолк, и даже вариации на тему народной музыки. Именно многоликость саксофона нашла свое выражение в ежегодном фестивале, организатором и художественным руководителем которого я являюсь.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем творческом проекте.
На сегодняшний день фестиваль — мое главное достижение. Идея его создания вынашивалась уже давно: со времен учебы в музыкальном училище. Все те задумки, которые долго откладывались «в ящик» в училище и консерватории, все творческие наработки, репертуар были воплощены в 2006 году, в моем первом глобальном творческом проекте — вечере саксофона «Весна».

Уникальное мероприятие имело грандиозный успех — впервые в нашей республике саксофон звучал со сцены Чувашской государственной филармонии в дуэте с симфоническим оркестром. Специально для участия в вечере из Уфы приехал мой сокурсник Олег Касимов.

Несмотря на некоторые шероховатости, концерт удался. Посыпались вопросы: «Когда же следующий? Чем еще удивите?» Тогда я не загадывал о будущем, но через год проект снова был воплощен и уже в новом формате — фестиваль. Он является не коммерческим проектом, а творчеством для души.

КРАТКО

Любимый композитор
Гершвин, Бах

Ему нравится
Быть дома с семьей

Ему не нравится
Опаздывать

Ценит в людях
Искренность, позитивность

Его настольная книга
Булгаков «Мастер и Маргарита»

Мечта
Сыграть в дуэте с лучшими саксофонистами мира
Опубликовано Mediapanorama.ru.

Читайте также:

ВАШ БЫТ. Быт или не быт?
Короткое, емкое слово «быт» отсутствует в большинстве иностранных языков. Богатейший русский язык, н…

Поделитесь этой записью

Онлайн журнал Медиапанорама Чебоксары © 2015 Онлайн журнал для покупателей «Медиапанорама» Чебоксары. Все права защищены.